ЛЁХА

Лёха (Жокей, Гнатюк) почти не был затронут в моих воспоминания, так как не имел выхода в сеть, но сейчас можно восполнить этот пробел, тем более, он сразу потерял страх, как Макс в своё время, и начал пытаться приколоть меня. Прошу заметить, не я это начал, а то потом все начнут жалеть и бедного Лёху. “Ты можешь отвезти меня к Люде на День рождения, а забрать на следующий день? – Да, смогу отвезти, но боюсь что и я останусь с ночевкой. - Не боись: я испрошу у Иры (жены) разрешение для тебя, участвовать в нашей групповой оргии!”.

Я опешил, когда Лёха спросил: “Эректор нашли?”: “А крёстный Лизки Лёха по жизни имел Эстонский менталитет. Один раз в Адлере мы выпили, покурили травки и соответственно сняли двух тёлок. Когда Лёха вышел, мы наплели этим подругам, что он очень любит, когда к нему официально обращаются Эрик Михайлович. Они весь вечер называли Лёху по имени отчеству, а он, ставший тормозить от принятой дозы ещё больше, не понимая подвоха, всё время отвечал им: "Безусловно''. Так Лёха на всё море стал Эректором Михайловичем”. Я спросил: “Ты, что куда-то пропадал?”, а оказалось, что он имел ввиду физиоприбор, который украли у моей женщины, то есть, все электроприборы стали для него эректорами. “...когда мы были навеселе, в Студенческом парке нам что-то сказал препод Макса, тогда другой его ученик Лёха сказал в шутку своему другу "Достань", на что Макс и передёрнул пистолет. Чуть дальше милиция спросила у мужчины, не знает ли он, кто мог ограбить женщин, на что он с радостью указал на своего ученика, который был забран через 10 минут”. Зато сейчас я нашёл напарника, с которым можно поржать над Максом, ведь и он вспомнил, что наш друг всегда брал на море маску и ласты. Но Муха должен быть благодарен Жокею за то, что он в состоянии комы случайно сломал нос своему свояку Андрюхе, который в свою очередь постоянно непроизвольно избивал Макса.

“...что Максим и Лёха помогали моему соседу Петушкову разводить пчёл: как-то Макс с Лёхой увидели, что пчеловод едет по городу на своём Запоре с пустыми ульями на крыше и в панике закричали: "Пчёлы улетели", а, если бы там, действительно, были пчёлы, помощь неравнодушных Лёхи и Макса была бы неоценимой”. Почему Жокей: если на Мухтара нужно было искать компромат по женской части, то Лёха в юности встречался со всей гаммой животного мира, но самый серьёзный его роман был с такой тётей Лошадью, которую невозможно забыть, потому что она после расставания с нашим другом всеми силами пыталась вернуться обратно в компанию, вытворяя такие вещи, на которые по-пьяне даже были готовы не все мы. Но, в итоге, она меня довела, что я пообещал ей, выбить передние зубы, за которые Лена и получила своё прозвище. Только не помню, пошёл ли тогда Макс её провожать, как обычно, но тогда точно никто его не отдубасил. А в тот знаменитый Адлер, когда Лёшик “шорхал” полынь под горой, а Макс крутил романы со всеми свиноматками побережья, когда мы толпой гуляли по побережью, конечно, не совсем трезвыми, к нам подбежал отлучавшийся Лёха с бледным лицом и словами: “Я его убил”. Лёху ночью на пляже попыталась обидеть пьяная компания, как он рассказал, в результате чего наш наездник, недолго думая (хотя обычно он долго думает) взял там первый попавшийся дрын и ударил им в толпу, один не встал, что так и напугало Лёху (когда мы пришли, там уже никого не было). Оборот речи Макса про второй день моей свадьбы: “Лёха чуть ли не погоны срывал с ментов” реально означает: “Лёха эмоционально беседовал с представителями правопорядка”. Эрик Михайлович не даёт себя в обиду.