Челюсти дворбуля

          После аварии в сентябре традиционно отдыхали с мамой в Адлере. Наша квартирка на пляже в этот год была на ремонте, поэтому родственники подыскали нам что-то новое, которое нам не подошло в силу различных причин, и из-за постоянно лающей собаки в частности. Бывшие наши хозяева, живущие рядом, подыскали нам приемлемое место и, когда мама с новым хозяином вернулась за вещами эта дворовая псина, "только лающая, но не кусающая", при всех вцепилась-таки маме в пятку, прокусив одной челюстью туфель, и оставив другой небольшие синяки на ноге.

       Далее мы пошли на море, которое штормило. Сейчас я плаваю в спасательном жилете, мама помогает заходить и выходить из воды, но на пляже были две тёлочки из Тюмени, поэтому я сам отважно ринулся в волны, преодолев отчаянное сопротивление которых, начал плавать недалеко от берега, слыша пронзительные вопли мамы на берегу (меня оказывается, по её словам, несло на буну). Мужики на пляже принялись вытаскивать "тонущего" инвалида на берег, что глубоко меня, спокойно плавающего вдоль берега, возмутило, и я начал отбиваться от назойливых спасателей, в итоге, все мы верх тормашками оказались на берегу. 

        Предвидя страшный рассказ о смерти в бушующем море, я попытался переключить внимание всех родных и знакомых на другое событие, чтобы никто и не вспоминал о том незначительном происшествии, которое могло быть раздуто до невероятных масштабов, что, в итоге, мне удалось. Всем было сообщено, что "маму в Адлере искусал дворбуль". И начался бесконечный поток сочувствия и поддержки "Собаку усыпили? У нас в Москве так всегда поступают", "Скорую вызывали?", "Уколы делали?" и т.п., но я посчитал это недостаточным и попросил брата из ФСБ "разобраться с хозяином собаки по своей линии". А это была благодатная почва: все дети нашей семьи помнят властный голос "тётушки Светушки", загонявший нас по утрам на плантации картофеля так, что своё сочувствие тёте выразил и брат Петя, который находился на работе в Абхазии. Вообще, глумления над тётями в традициях нашей семьи: как-то старший брат повёл младших на замёршую заводь кататься на коньках, где Юра умудрился посреди зимы наступить в лужу с криками "Тону!", я обмотал своим шарфом ноги ребёнка, и растёр их спиртом, когда пришли, но тётя Люся на свою голову увидела этот процесс, и истерические крики бабушки были объяснены не мокрой обувью, а её длинным языком, за что мы всю жизнь пеняем на тётю.

        По приезду нужно было продолжать запущенный процесс. Дочка верит своему отцу, но Лизка просто неправильно меня поняла, внепланово примчавшись пообщаться с покусанной бабушкой, хотя я предлагал её сначала позвонить: "Приезжай, всё довольно серьёзно (я, что шутил про нападение собаки?), можешь не успеть! (бабушка собиралась ехать в деревню)", не знаю, почему она подумала, как потом сказала, про "при смерть"? Вообщем, внимание всех было переключено на дворовую псину.