В меня и полицаи стреляли

           На это признание мама, как опытный психиатр, сказала, что у меня поехала крыша, но я рассказал только о части своих приключений, с которой она ознакомилась о том, каким был её сын в детстве и юности, да, вспомнить всё и затруднительно.   

       В деревне, где я частенько находился у дедушки и бабушки, один мужичёк, который в войну служил у фашистов, работал на стройке сторожем, а пацаном я обследовал каждую дыру. Как-то раз "полицай" поймал нас с деревенскими юными хулиганами на стройке, мы бросились на утёк, в то время все дети были уверены, что у сторожей ружья заряжены солью, в 6 лет я был впечатлительным ребёнком, поэтому до сих пор думаю, что в меня стрелял полицай, но не попал. Мама признала перед родственниками, что бывший полицай, действительно был, только не знает, почему у него не было и семьи, "Он и её расстрелял" - предположил я. Бежали мы через огород баба Клавы, которой дедушка уже в современности показал голый зад за чрезмерное любопытство к событиям в соседнем дворе.

          Совсем недавно мы хоронили в деревне тётю Люсю, младшую сестру мамы, которая от рождения не ходила. Так деревенские соседи рассказали, что, оказывается, в детстве они считали меня мажором: детьми я играл с 2-мя соседскими девочками, как-то понравилась мне у них жареная картошка: "Такую вкусную картошку никогда не ел", родители девочек спросили: "А, что ж ты ешь?", "Красную и чёрную икру" - почему-то ответил я (в школу ещё не ходил, но наверно прикалываться начал с самого рождения). А как-то Наташа и Лена пожаловались родителям после того, как поиграли у меня во дворе: "Мы хотели пить, а Сергей предложил нам только Боржоми, сказав, что обычной воды нет" (у дедушки весь подвал был забит минералкой, а из колодца набирать, очевидно, было лень). Когда я был начальником станции Азов, глава семейства делал у меня ремонт вокзала, мы с ним разговаривали, о чём он спокойно забыл, этим в современности поставив меня в дурацкое положение перед родственниками (точно крыша съехала). Хотя я помню даже сестру двух его дочек из Анапы Олю, с которой, по словам бабушки, было положено начало ролевых игр с элементами раздевания медсестёр и больных.

          В этом свете помню, как с палочкой в попе, бегал деревенский пацанчик Малявка, который решил поиграть со мной и другом Валеркой в докторов. Но самый забавный с точки зрения законов физики был эпизод, когда мы с Валериком решили сделать плот. Стащив у бабы Шуры ненужную дверь от калитки на огород, решив просмолить её, как лодку, чтобы не утонула (но на стойке мы взяли не смолу, а какое-то машинное масло, похожее на неё), пошли запускать эту конструкцию на деревенскую заводь. Наш плот благополучно затонул, и мы все в грязи и масле вернулись домой, своим видом почему-то вызвав истерики у наших бабушек.

P.S. "я прочитала, но ты упустил одну деталь. Как ты, Валерка и Сергей играли с нами в гестапо у Валерки во дворе , привязывали нас и обмазывали вишней как будто кровь".